Радуйся Гаврииле, кротости и смирения наставниче!

Радуйся Гаврииле, кротости и смирения наставниче!

26 октября 2013 г. в Казанском женском монастыре молитвенно почтили память святителя Гавриила, архиепископа Рязанского, в день обретения его честных мощей.
Святитель Гавриил, особенно дорог нам, так как именно он явился основателем рязанского училища девиц духовного звания, которое впоследствии выросло в одно из самых крупных и известных епархиальных женских училищ Российской империи.

Но не только это обстоятельство делает нам святителя Гавриила близким и родным…

В жизнеописании святого владыки есть свидетельства о его любви к Казанской обители, его частых визитах, а также ответной искренней и почтительной любви игумении и сестер к старцу — архипастырю.

Святитель Гавриил в Казанском женском монастыре Рязани
(фрагменты из жизнеописания святителя).

«История Церкви знает много примеров того, как Господь по Своим неисповедимым Всеблагим судьбам посещает праведников особыми испытаниями, чтобы они, «яко злато во огни», были очищены и предуставлены к вечной славе.
Расскажем об искушении,  попущенном Богом святому Гавриилу, словами самого святителя:

«Сего октября 22 дня (1857 г.) совершал я Литургию в Рязанском Явленском девичьем монастыре по случаю празднования в оном Казанской чудотворной иконе Богоматери. По совершении оной, в сопровождении сослужащих и клира, прибыл я в покои настоятельницы, где были Начальник губернии, Вице-губернатор, Полицмейстер и другие чиновники. По приглашении игумении, я для отдохновения сел на софу и начал беседовать с посетителями; вскоре затем подошел ко мне неизвестный человек и, испросив благословения, неожиданно ударил меня ладонью по щеке, не сказав мне ни слова. Человек этот в то же время взят полициею, который оказался иеродиаконом Александро-Невской лавры Варлаамом, прибывший в Рязань с паспортом и живший здесь у родного брата, диакона Спасоярской церкви.

Уведомляя о сем Ваше Преосвященство, долгом поставлю донесть Вам с надлежащею подробностию, что, совершенно не зная причины, побудившей Варлаама к такому поступку, искренне сожалею о нем и от всей души прощаю его, последуя примеру Спасителя моего».
Святитель Филарет, митрополит Московский, утешил его письмом: «Прощая оскорбителя, Вы исполнили то, что согласно с заповедию, Вашим званием и саном. Ничего лучше нельзя было сделать. Господь да сохранит мир души Вашей и здравие Ваше. Прошу молитв Ваших о моей немощи, и, с искренним почтением и любовию о Господе пребываю».

Святитель после этого происшествия все чаще стал задумываться о Вечном, о том, чтобы явиться пред Господом «неоскверненным и непорочным в мире» (2 Пет. 3,14) и скорее обратился в Святейший Синод с просьбой об уходе на покой. В своем прошении Синоду преосященный Гавриил объяснял , что «имея от роду 70 лет, чувствует изнеможение душевных и телесных сил, которое, сопровождаясь частыми недугами, начинает отвлекать от исполнения лежащих на нем трудных обязанностей, за опущение коих подлежит ему многая за многих ответственность пред Богом, правительством и собственной совестью.

Убеждаясь трудностию и самою невозможностию, по старости и недугам, продолжать настоящим образом пастырское служение», он «имеет решительное намерение оставить оное и посвятить остаток жизни занятиям мирным, не развлекающим внимания к самому себе, особенно попечению о едином на потребу, и приготовлению себя к ответу на Страшном Суде Христовом».

Он просил разрешения удалиться на покой в Рязанский заштатный Ольгов монастырь с правом управления, но без права пользоваться доходами и другими выгодами от него, «дабы в мире и спокойствии скончать ему последние дни жизни, принося усердные молитвы о здравии и благоденствии Всемилостивейшего Государя Императора с августейшим Домом Его, о Священном Правительствующем Синоде, и о благосостоянии Православной Церкви».

* * *

В последний раз видела святителя Гавриила Рязань в августе 1861 года. Святитель, как бы предчувствуя, что свой прежний кафедральный город посещает в последний раз, навестил не только Рязанского владыку, но от него отправился в пригородный Свято-Троицкий монастырь, где некогда сам настоятельствовал, и где на другой день, отслушав утреню Литургию, простился с настоятелем, архимандритом Афанасием (Перепелкиным), а потом по пути заехал к приходскому священнику Симеоновской церкви, с которым отправился к некоторым из прихожан: к боярыне, старице В.О. С-ме, к Г.А. Мыльникову, бывшему при нем градским головою, и, наконец, к настоятельнице Казанского Явленского девичьего монастыря игумении Екатерине, которые, как бы предчувствуя последнее свидание, встречали его, как Ангела Божия, в безмолвии, со слезами и коленопреклоненно.

Смущенный архипастырь со слезами едва мог выговорить: «Что вы со мною делаете? Господь да воздаст вам за любовь вашу ко мне!» В Вознесенском соборном храме монастыря уже ожидали его все инокини и послушницы перед чудотворной Казанской иконой Божией Матери, поставленной посреди церкви на аналое, у которого предстоял священник в облачении. При вступлении владыки в храм запели тропарь: Заступница усердная.

Старец-святитель троекратно поклонился до земли и, приложившись к иконе, благословил всех до единой насельниц обители. Потом, выйдя из церкви, попросил иерея совершить литию на гробах бывшей настоятельницы игумении Елисаветы, боярыни М.С. С-ной и чиновника Н.В. В-кого, своего сверстника, которого владыка любил и почитал за благочестивую жизнь. Осмотрев все приделы храма и новый корпус монастырской больницы, преосвященный возвратился в келью игумении, где ему пропели «Ныне отпущаеши»».

Святителю отче Гаврииле, моли Бога о нас!