90- летию закрытия Рязанского концлагеря посвящается…

90- летию закрытия Рязанского концлагеря посвящается…

Недавно вышла в свет книга Григорова Александра Александровича и Григорова Александра Игоревича «Заключенные Рязанского губернского концлагеря РСФСР 1919 – 1923 гг.», посвященная 90-летию закрытия Рязанского концлагеря, располагавшегося на территории Казанского монастыря после его закрытия. Это научное издание содержит списки, личные дела, регистрационные карточки, анкеты, различные ведомости и протоколы; документы на освобождение из концлагеря. Ввиду того, что книга вышла совсем небольшим тиражом (100 экз.) мы предлагаем боголюбивым рязанцам несколько публикаций по материалам этого издания с любезного согласия его авторов.

 

«… Еще несколько лет тому назад, проходя по улице Затинной или Фурманова, глядя на полуразрушенные здания с запущенной вокруг территорией, трудно было поверить, что это и есть местонахождение былого знаменитого Казанского Явленского девичьего монастыря – первоклассной обители, занимавшей некогда целый городской квартал.
Древняя рязанская обитель, известная с XVI столетия, к началу XX века достигла своего расцвета: прекрасный каменный Казанский собор с чудотворной Казанской иконой Божией Матери, привлекавшей множество паломников; устремленный ввысь храм во имя великомученицы Варвары, увенчанный ярусом звонницы; несколько сот насельниц, обширное хозяйство. «Славился у нас монастырь своим пением, диаконами… монастырь богатый, праздники задавал архирееям… храм прекрасный, больница, школа для сирот, рукодельная мастерская, приют, убранное кладбище…», – вспоминал историк-краевед Степан Дмитриевич Яхонтов.

Как же могло случиться, что место молитвы, тишины и покоя, приют для страждущих и обездоленных, во множестве притекавших в святую обитель, в одночасье стало настолько зловещим, что его старались обходить стороной, а в первые годы советских гонений на Церковь боялись в разговорах даже и упоминать? Очевидец тех событий, Яхонтов запишет в своих дневниках: «И вот налетел большевистский шквал. Монастырь был реквизирован и обращен в концентрационный лагерь. Не один раз я из окна… видел, как гонят стада захваченных «контрреволюционеров», идут грязные, оборванные, а то прилично одетые, священники, офицеры, крестьяне и т.д. Жутко становилось на душе от созерцания этой картины».

Казанский монастырь в годину лихолетья пострадал одним из первых: безжалостно разорен и разграблен, осквернен, разрушен… Одним из первых в стране стал он по воле богоборческой власти и концентрационным лагерем. Концлагерь на территории Казанской женской обители просуществовал всего четыре года. Но сколько людей поглотил, сколько судеб искалечил!
Перед нами большая по объему книга с именами заключенных в этом лагере. В глазах пестрит от их обилия: сотни имен и фамилий. Люди разных возрастов, сословий, национальностей, из разных уголков страны. Своих, ставших в одночасье чужими, «вредными элементами», «контрреволюционерами», «злостными врагами», «неблагонадежными»… Как мучительно было для них это новое положение, в котором они оказались – гнетущей неопределенности, мук голода, страданий от холода, тяжких работ, болезней…

Вероятно, среди них были и люди, когда-то попавшие в сети лжи рвущихся к власти богоборцев, наивно поверившие в «торжество справедливости в первом социалистическом государстве», в лучшее будущее для себя и своих детей. Следы большей части из них впоследствии оборвутся в мрачных подземельях НКВД, братских безвестных могилах… Они были первыми…
Кровавая машина красного террора только набирала обороты. Сколько их будет потом, этих концлагерей, по всей стране! Сколько жертв! Все они – наши соотечественники, наши деды и прадеды. Долг нынешнего поколения сохранить память о невинных страдальцах и поведать о них в назидание потомкам. И на это дается время – время возрождения наших святынь. Как знать, сколько оно еще продлится?

Если мы сумеем сохранить память о невинно пострадавших в годы политических репрессий, то можно надеяться, что это страшное беззаконное время в нашей стране не повторится.
В 2006 году Казанский монастырь был возвращен Православной Церкви. Ныне обитель восстанавливается, благоустраивается территория, возобновлены ежедневные богослужения в Казанском соборе.
В июне 2010 года на месте разоренного в советское время монастырского некрополя установлен памятный Поклонный крест».

Игумения Казанского Явленского женского монастыря
Анна (Сычугова).

… Каждая новая страничка нашей истории является ценной жемчужиной, даже если она раскрывает трагические стороны нашей жизни, неблаговидные человеческие поступки. Тем ярче высвечивается на этом фоне жизнь отдельного человека, тем больнее становится от сознания, что «родной земле» (в данном случае – государству) в период самовластия зла простой человек не нужен. Особенно это очевидно после событий 1917 года.
Когда — то С.Д.Яхонтов – известный наш общественный деятель, историк, архивист и, просто, глубоко верующий человек, говорил о том, что если мы не будем знать прошлого, то никогда не сможем осуществить будущего. Эта истина была известна и в древние времена: философская мысль этого никогда не забывала – забывали мы, совершая одни и те же ошибки, наступая на одни и те же грабли. Одна из главных христианских и общечеловеческих заповедей, «возлюбить ближнего своего» — не исполняется и по сей день, отсюда войны, убийства, смерти множества неповинных людей. Подчас то, что веками служило людям для удовлетворения их духовных потребностей (церкви, монастыри), разрушалось, превращалось в руины, или того хуже – обращалось в тюрьмы и концлагеря. Так и наш Казанский явленский женский монастырь, некогда помогавший людям не только духовно, но и материально (ведь при нем была богадельня, школа кружевниц, училище для девочек-сирот), был превращен в концентрационный лагерь. Сколько же безвинных жизней там пострадало!

С.Д. Яхонтов, оставивший после себя много документов о тех временах, писал в своих воспоминаниях о том, что, будучи по делам службы в бывшем монастыре, он среди массы людей, которых конвоиры куда-то вели, видел и священнослужителей, и офицеров, зажиточных крестьян, которых он называл «хозяйственниками», и чиновников, и мещан. Никто не понимал, что же происходит в стране, родном городе, селе? Перед глазами Степана Дмитриевича проходили грязные и оборванные люди, которые совсем недавно еще мирно трудились на своих поприщах. Куда их вели? То ли пугали расстрелом, то ли расстреливали — это Яхонтов не знал…
Теперь мы знаем… Знаем имена тех людей, которые сидели в застенках лагеря, у которых была непростая судьба. И этому способствовала книга А. А. Григорова и А. И. Григорова «Заключенные Рязанского губернского концлагеря 1919-1923 гг.», где собран не только обширный материал, хранящийся в Государственном архиве Рязанской области, он еще и прочувствован автором, и, конечно, не может оставить нас равнодушными.

Директор ГКУ РО «Государственного архива Рязанской области»
Татьяна Петровна Синельникова.

Из книги А.А. Григорова, А.И. Григорова ««Заключенные Рязанского губернского концлагеря РСФСР 1919 – 1923 гг".