Церковное новолетие «Условия встречи изменить нельзя»

Невозможно беседовать, если мы не знаем друг друга. Поэтому потихонечку в процессе общения, когда мы будем говорить о родословии Иисуса Христа, мы будем знакомиться. Чем отличается Евангелие от Книг Ветхого Завета? Бог впервые говорит с людьми не через пророков,
а непосредственно Сам. Это весть Бога о Нем Самом, поведанная Им лично. И вместе с тем это свидетельство о каждом из нас.
   
   В своей повседневной земной практике мы полагаемся на собственные ум, опыт, взгляд. Однако единственная возможность узнать другого – спросить его самого, чтобы он сам рассказал о том, что он чувствует, чем он дышит. К Богу мы относимся так же, как привыкли поступать с людьми. «Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше» (Ин. 15:20).
   
   Прежде чем встретиться с человеком и/или Богом, какое первое действие надо совершить? Замолчать. Всем своим существом: желаниями, нуждами, мечтами. Христиане так жительствуют с Богом. В идеале каждая минута – Таинство Царства Бого — и человекообщения. «Всякое ныне житейское отложим попечение» (Херувимская песнь на литургии св. Василия Великого). Молитва – это всегда собеседование сердец. Настоящая молитва – это поиск души, которая сама жаждет услышать и хочет высказаться перед Богом.
   
   Тот, кто молился, знает, как это трудно, — нас распинает шквал страстей. Ты пытаешься сосредоточиться на словах, а у тебя тысяча и одна обида, радость, проблема.
Нам так далеко до Голгофы, где Крест Христов. Для нас недосягаем Фавор, где тоже — молчание.
   
   Книга, как знакомство с человеком, должна начинаться с чистого листа. Подлинно только то, что человек открыл мне о себе сам. Многие спрашивают: как думать об умерших и об убийцах – хорошо или плохо? Спросите у них. Другое дело – не надо обманываться, если вы не услышали. Великая княгиня Елисавета услышала голос супруга, она смогла. Вот если спросить лично вас: каковы условия, что должно случиться, чтобы вы рассказали о себе абсолютно все, чтобы вы почувствовали, что это возможно.
Собеседник ваш должен беречь вашу жизнь.
   
   Поэтому, когда я дохожу к Евангелию и хочу узнать о Христе, мое сердце должно сделать выбор: буду ли я беречь Господа или нет. Мы склонны сейчас полагать, что уничтожить человека – это действовать тротилом или ножом, а Священное Писание признает убийством малейшее слово, сказанное против, во умерщвление другого человека. И равнодушие – это тоже убийство.
   
   Если я встречаюсь с человеком, то это знакомство может быть коротким. Но если я знакомлюсь с Богом или с душой человека, я должен понимать, что я делаю этот выбор навсегда. Нельзя влезть в чужую жизнь, а потом жить так, как будто её нет. Здесь – убийство. Это не значит, что мы сразу становимся близкими людьми и сможем много общаться. Та толика внимания, которую мы сможем уделять друг другу, будет пульсировать в зависимости от обстоятельств. Родителям этот сердечный темпоритм опеки и защиты свободы детей известен. Итак, если я хочу быть с вами знаком, я должен беречь вашу душу как младенческую.
   

   Итак, если я знакомлюсь с человеком, я должен быть готов к тому, что моя жизнь изменится. Во всем должна быть взаимность. И в этом есть бережливость по отношению к другому, которая истоком своим имеет бережливость Самого Христа. Часто ли мы в этот родник плюем? А разве не хранение Его, Господа, заповедей мы, православные христиане, называем трезвением? Я ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь из супругов каялся в том, что сердце его стало охладевать. Хотя, послушайте, дружба – это тоже брак, служба – Тайная вечеря, где есть предающий и слушающие Христа. Любое истинно человеческое общение – сотаинничество со Христом.
И если я хочу вступить в эту сферу смысла, выйти из гробов суеты и кошмара, то я призван за этим сердечным союзом следить, возделывать это Царство Рая.
   
   Сколько отговорок у нас на устах: «Хочу расслабиться, вот бы тебя 5 минут не было вовсе!» Послушайте, можно убить человека на 5 минут? Разве это не равносильно наречию «навечно»? «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28).
   
   В молитве перед Причастием мы клянемся друг другу: «Не бо врагом Твоим тайну повем». Это то, чего мы не умеем: хранить тайну общения с любимыми и со Христом. Поэтому часто все в нашей жизни так примитивно. Люди сами заметят, что между нами что-то произошло, а что и как – это дело двоих, не правда ли?
   
   В Евангелии Господь неоднократно обращается к нам: если ты хочешь жить со Мной, живи тайной. Причем такой, что твоя левая рука не должна знать того, что делает правая. Это ноль знаний. И абсолют доверия. Почувствовать силу и власть над обыденным богочеловеческих отношений можно, лишь сохранив их в тайне. А в той болтливости, которая присуща всем нам, мы это пребывание в таинстве теряем.
   
   Я часто спрашиваю у православных :всем ли можно помогать? Милосердствовать можно ко всем ли? Что по этому поводу говорит Евангелие? Можно ли раздавать свои сокровища просто так – налево и направо? Господь нам преподал много притч, запрещающих это! И одна из них – не мечите бисер перед свиньями (Мф. 7:6). А кто такая свинья? Это нечто всеядное: сегодня ей интересен Христос, а завтра будет надобен шоу-бизнес. Сейчас мне приглянулся человек, а завтра для меня важен уже только его достаток. И это также одно из условий: когда нам открывается Христос, человек должен сделать над собой усилие – стать несколько серьезней, сказать, что я постараюсь тайну и святость наших отношений возделывать и беречь.
   
   Все законы Ветхого Завета и заповеди любви Нового – все они о взаимности! Нам кажется, что высшее достижение веры – соблюдать заповеди. А они даны тем, кто потерял совесть. Если для меня душа человека дорога и свята, я влюблен в нее – я буду знать, что ей нравится, а что нет. Легко! Когда же я к вам равнодушен, меня уже нужно учить правилам хорошего тона.
   
   Первым человеком на этой земле, который дерзнул жить для других, стал Христос. Все Евангелие – о счастье забывать себя и возможности дарования жизни другому. Только важно помнить, что это жизнь взаимная. В чем секрет встречи людей? Если я вас не ждал – это нечестная встреча. Надо посмотреть в свою душу – оказывается, в ней может быть царство всех людей. Не думайте, что только Бог может быть Царем, каждый из нас уже венчан на царство!
   
   Райское состояние – это когда есть другой и ты в этом другом утонул. Состояние, когда нельзя повести эту грань: где же, Господи, Ты, а где я? Мы едины. Мы к этому призваны. Мы на это способны. У каждого из нас бывают в жизни встречи, про которые можно сказать: если бы не было этой минуты, жизнь была бы совсем другой. Если бы я не высказался в своих чувствах и не внял бы чувствам другим, не было бы жизни в Боге. Мир бы остался никчемно чужим. Но совесть должна не только истинствовать, но и вспоминать! А ще забуду тебе, Иерусалиме…
   
   Скажите, Христос был грамотным? Он умел писать? Помните, однажды ко Христу привели блудницу, а Он писал на песке? Значит умел. А почему не написал, не сохранил для нас ни строчки? Он не хотел свидетельствовать о Себе Сам, о Нем свидетельствовали другие. Но Его зачастую окружала толпа. Помните, Его теснили, хватались за Него, рвали – каждый тянул себе? А Он обернулся и сказал: кто-то Меня коснулся. Ученики Его пытались вразумить: «Ты что, Господи?! Тысячи рук тянутся к Тебе!» Но была одна среди всех теснящихся, которая желала получить от Него не силу, не помощь, а хотела соединиться с Ним, знать Его. Потом она стала мученицей. Ей уже не важно было ни ее тело, ни его здравие, полученное от соприкосновения со Христом. Потому что Сретение с Ним всегда свобода. «Ныне отпущаеши» (Лк. 2:29). Один из признаков того, что мы встретились с Богом: душа становится мирною. А если не так, значит не Того Христа вы повстречали.
   
   Поверьте, душа в вас заложена Богом. Если дать ей возможность раскрыться – вы не узнаете себя. Мы должны обновляться. Если это не так – я покойник. Как странно, что именно такие – смерти боятся больше всего. Есть свидетельство Христа, которое донесено Его учениками, — это литургия. Она древнее Евангелия, потому что это та Тайная вечеря, на которой Христос беседовал с учениками до Распятия. И она с первых дней этой общей беседы не прерывалась христианами. Они за литургией всегда слашали и слышат самые главные Его слова.
   

Общероссийское просветительное ежемесячное издание
«Покров» №10