«Покаяние». Тридцать лет спустя – разговор с Давидом Гиоргобиани.