«Первое требование старца Гавриила было: любите друг друга» Беседа с Константином Церцвадзе, переводчиком нового издания книги «Диадема старца»

 

Константин Церцвазде – переводчик нового, дополненного издания книги «Диадема старца», в которой собраны воспоминания об удивительном подвижнике нашего времени – преподобном Гаврииле (Ургебадзе; 1929–1995), его наставления и поучения. О книге этой и о старце, о чудесах у его раки, мы и беседуем.

– Константин Гелаевич, почему потребовался новый перевод книги «Диадема старца»?

– В Грузии эта книга вышла в 2000 году, в 2005 году она была переведена на русский язык митрополитом Серафимом (Джоджуа) и напечатана в Тбилиси. С тех пор едва ли не каждый год в Грузии переиздавалась дополненная версия – появлялись новые воспоминания. И вот теперь принято решение снова выпустить книгу в России: в нее будут включены воспоминания духовных чад старца, наставления, поучения. Книга получилась очень интересной. Она будет в два раза больше по объему, нежели первая, – 312 страниц.

– Как получилось, что вы стали ее переводчиком?

– То, что я стал переводчиком, было приятной неожиданностью для меня. Я закончил русскую школу, моя специальность – русская филология, я славист, но в Грузии очень много профессиональных переводчиков, гораздо лучших, чем я. Это благословение от Господа – то, что именно я переводил эту книгу.
Когда я был еще ребенком – в пятом или шестом классе, был такой случай. Я спросил у автора этой книги, Дали Мшвениерадзе (она моя тетя): «Что такое “диадема старца”?» Само слово «диадема» было мне непонятно. Тогда старец не был еще канонизирован. «Костя, – сказала она, – старец Гавриил – это великий святой, подвижник нашего времени. А диадема старца – это те человеческие души, которые он с великой любовью во Христе наставляет на истинный путь к Господу Вседержителю».

А когда мне было 6 лет, мне приснился такой сон: я посмотрел на небо и увидел Женщину, Которая бросила несколько книг – выбрала на книжной полке и бросила мне. И вот когда уже перевели эту книгу и она была сверстана, мы с художником-дизайнером начали выбирать обложку. Он показывает две версии и говорит: «Мне самому больше нравится вот эта». Я посмотрел и остолбенел: я узнал обложку одной из тех книг, которые бросила мне та Женщина с небес, когда мне было 6 лет, во сне. Это было дивно.

Когда я рассказал своему духовному наставнику об этом, он улыбнулся и сказал, что, наверное, всё было рассчитано, всё это было задумано раньше.

Когда я получил благословение на перевод от моего духовного наставника протоиерея Георгия Киркитадзе, то возблагодарил Господа, понимая, что это для меня большая ответственность.
Не могу не отметить и особую роль профессоров института славистики Тбилисского государственного университета – все были включены в издание книги, все помогали, и абсолютно бескорыстно. Потому что старец Гавриил – очень почитаемый старец в Грузии.

– И в России.

– Да, и в России. Когда я прибыл в Москву, для меня было очень большим и приятным сюрпризом, что все знают о старце Гаврииле. Сам батюшка говорил: «Мой крест – Грузия и православная Россия». Он очень любил Россию.

И старец любил Россию, и все грузины ее любят, и русские доказали, что очень любят Грузию и, естественно, старца Гавриила. Думаю, что вера в Бога – это единственный способ, который будет способствовать сближению наших народов. Вера нам всегда помогала – и русским, и грузинам – в самые трудные для нас моменты. И поможет, я уверен. Старец – такой святой, что он не оставит нас без внимания.

– Ощущали ли вы его помощь, когда работали над книгой?

– Эта книга была сверстана год назад. Во второй половине января ее должны были отдать в печать, всё было готово, и снится мне сон: будто я смотрю телевизор, и ко мне заходит старец Гавриил и спрашивает: «Где? Где эти ксерокопии?» Я не понял, о каких ксерокопиях шла речь, и показал ему на распечатку книги – она лежала на столе. Он взял и начал просматривать: «Нет-нет-нет, здесь нет той информации. Не печатай, Костя, эту книгу! Пока не печатай». И ушел.

На другой день утром включаю телевизор и слышу новость: Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II сообщает народу, что скоро будет вскрыта могила старца и обретены его мощи. И я понял, почему старец Гавриил не хотел, чтобы тогда книга была напечатана.

После вскрытия могилы старца Гавриила я сам стал очевидцем таких чудес, которые еще более укрепили меня в вере. Хотя с пяти лет служу пономарем (а сейчас являюсь пономарем у Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II).

Вы, наверное, со мной согласитесь, что человеческая натура такова, что всё равно ищет разгадки, всё равно возникают какие-то вопросы.

– И старец дал вам ответы?

– Да. Когда его святые мощи перенесли из Мцхета в Тбилиси, в Троицкий собор, по благословению епископа Михаила (Габричидзе) и моего духовного наставника протоиерея Иоанна Баркалая, я ночами стоял у мощей и служил пономарем на протяжении целого месяца.

Тогда у меня был такой напряженный график: утром нужно было быть в университете, целый день находиться там – я преподавал, а вечером я снова был у раки старца… Я почти не спал – может быть, час в сутки, но у меня была такая энергия! Это длилось ровно месяц – я сейчас не представляю, как это было возможно. Мы с монахинями, которые тоже стояли у раки, сами удивлялись, задавались иногда вопросом: как это? Мы же не спим! И автор этой книги Далико сказала: «Костя, это старец Гавриил умеет такие вещи делать: можешь даже минуты не спать, а все равно будешь полон сил». Так оно и было на самом деле.

Вспоминается один случай. Была ночь. Я стоял у изножья раки старца Гавриила. И как-то мое внимание обратилось к молодому, лет 25, человеку, которому помогали добраться до раки. С ним была женщина, – я подумал, что это мама, – один мужчина и молодая девушка, наверное, сестра. С трудом он добрался до раки, приложился к мощам, к иконе, осенил себя крестным знамением и сказал: «Слава Тебе, Господи, слава тебе, мой старец Гавриил!» И моментально, как только он произнес эти слова, женщина, которая помогала молодому человеку добраться до раки, упала в обморок. Мы все, естественно, подбежали. Батюшка окропил их святой водой, и, когда женщина пришла в себя, она плакала и одновременно улыбалась: «Это мой сын, он не разговаривал уже 9 лет!» Оказывается, девять лет он не мог произнести ни слова, и когда он приложился к раке, то начал говорить – заговорил, восхваляя Господа нашего Иисуса Христа у раки старца Гавриила. Это было такое чудо! Мы все плакали, но это были слезы радости, что вот – старец Гавриил стоит рядом с тобой, незримо… Он сам сказал: «Я ухожу, но незримо всегда буду рядом с вами», и мы чувствовали, что это так и есть: он рядом.

Я хочу вспомнить еще один случай. Однажды была пасмурная погода, начался дождь. На другой день у старца Гавриила туфли были в грязи – все увидели это. Он ходит, он незримо ходит.

У раки не разрешали фотографировать: очень много народу, старались, чтобы все успели пройти, не тратили время на фотографии.

Была ночь, примерно 4 часа, и один мальчик попросил: «Можно я быстро раку сфотографирую?» Какое право я имел сказать: «Нет, нельзя»? – «Давай, быстро, – говорю, – фотографируй, и чтобы никто не видел». Он сделал несколько снимков, даже не посмотрел, что получилось, и вышел.

И через 10 минут я слышу крик: «Пропустите меня – я хочу того пономаря увидеть!» И он снова заходит и во всеуслышание говорит: «Это же ты дал сфотографировать?» Всё, думаю, Костя, конец, епитимья тебе! А он, когда посмотрел фотографии, увидел, что на одном снимке у раки сам старец стоит.

И опять эти слезы, опять радость неизреченная… Много таких случаев у мощей было, много чудес.

В один день для поклонения мощам привезли инвалидов, людей с ограниченными возможностями. Мое внимание привлек молодой человек: он сидел в инвалидной коляске у изножья раки и плакал. Мне стало очень грустно, я подошел к нему и сказал: «Давайте я вам помогу». Он, оказывается, даже не мог разговаривать – у него руки, ноги были атрофированы. И я взял его руку и приложил к раке. Я помню холод той руки. Он приложился к раке, долго молился, а потом… Проходит несколько дней, уже поток людей чуть-чуть уменьшился, я снова стою у раки и в какой-то момент посмотрел на одного юношу. Ну, посмотрел и посмотрел, и вдруг понимаю, что это тот самый молодой человек, которому я помогал. Но на этот раз он осенял себя крестным знамением. Я подбежал – он тоже узнал меня – и говорю: «Это же вы?» И он начал со мной говорить: «Да, это я, я со вчерашнего дня заговорил, и со вчерашнего дня у меня руки начали действовать». Я думаю, что он и сейчас себя чувствует хорошо, а может, и полностью исцелился, потому что наш старец Гавриил такие чудеса творит, которые, правда, уму непостижимы.

Иногда мне очень хочется вернуть то время, когда мощи старца Гавриила были в кафедральном соборе Святой Троицы, когда все славословили Господа нашего Иисуса Христа, все чувствовали присутствие старца Гавриила. Нельзя описать словами то чувство, которое тогда у нас было. Это было великое Божественное благо.

– Скажите, Константин, чему, на ваш взгляд, учит нас подвиг старца? Ведь мы приходим в Церковь не только для того, чтобы пользоваться ее благодатными дарами, но и чтобы трудиться Христа ради.

– Он нес тяжелый подвиг юродства. Кто такой юродивый Христа ради? Это человек, который не хочет земной похвалы. Исцелит, например, человека, а потом обругает или еще что-нибудь сделает. Одна монахиня вспоминала, как старца Гавриила пригласили отпевать усопшего, и, когда он начал читать Евангелие, все увидели, как он поднялся на 20 сантиметров в воздух. И все ждали, когда же он закончит, чтобы подойти к нему с особым дерзновением и благоговением.

Он сказал последнее «аминь» и как начал их ругать: «Что вы смотрите на меня, как индюки?!» Так ругал, такими словами, что они забыли, что он на их глазах в воздух поднялся, потом только вспомнили, после его смерти.

Он читал человеческие мысли. Одна прихожанка вспоминает: есть такой грузинский фильм «Кето и Котэ», а там персонаж – Ханума, сваха. И вот старец, как видел ту женщину, пел ей один припев из этого фильма: «Не быть мне Ханумой, если не проучу тебя, не быть мне Ханумой…» И когда она узнала, что старца Гавриила не стало, то очень переживала, никак не могла прийти в себя, не могла успокоиться. Пришла из монастыря домой – не может оставаться одной. Пошла к соседям. И там не по себе ей. Соседка говорит: «Давай я телевизор включу». Включила, и та женщина вдруг слышит: «Не быть мне Ханумой, если не проучу тебя». Она остолбенела. Поняла, что старец знал, как она будет переживать, когда его не станет… Он знал даже то, что фильм этот будет идти, и вот так ее успокоил: не переживай, дорогая моя, я рядом с вами. Много таких случаев…

Первое поучение и требование старца Гавриила было: любите друг друга.

Абсолютно все прихожане и священнослужители отмечают: старец был воплощением Божественной любви на земле.

Он жил во Христе. Когда он служил, все плакали.

Он выходил, например, в Великий четверг, в Великую пятницу и говорил: «Христос Крест несет по Голгофе! Не оставляйте Христа!», «Не оставляйте, не оставляйте Пресвятую Богородицу!» Во всеуслышание говорил: «Она сейчас страдает! Она же Мать! Убивают Ее Сына!» Вот так он кричал, и все плакали.

И после этого все думали, что собственными глазами видели распятие Иисуса Христа.

Многие учат: Христос поступал так-то, вы делайте так же, любите друг друга – но всё это на словах. Совсем не так поступал старец.

Однажды в монастыре шел постриг. Зашел старец Гавриил и всех заставил преклониться, даже епископа, который совершал богослужение: «Все преклонитесь, я здесь главнокомандующий». Все преклонились. «А что вы мучаете этих бедных? Давайте, матушки, все встаньте, пошли со мной».

Кто бы посмел такое сделать: прервал постриг, всех увел!

Сказал им: «Только не надо сейчас говорить, что у вас по два крыла или по три. Никаких у вас крыльев нет. Сейчас скоро придет Святой Дух, и все вы Его увидите».

Все ожидали явления с небес, и когда через два часа приехал попрошайка: «Накормите меня!» – никто не обратил на него внимания. И когда он собирался уйти, старец Гавриил подозвал его к себе, дал деньги, накормил и сказал монахиням: «Святой Дух приходил, а вы даже внимания на него не обратили!» И все раскаялись. Живым примером он был. Живым примером!

И уж потом они совсем по-другому ко всем попрошайкам относились: никого не упускали.

Нужно увидеть образ Божий в каждом человеке. Нужно стараться его увидеть.

Трудно посвятить всю жизнь тому, чтобы полюбить порицающего тебя. Но мы должны помнить, что именно этим мы приближаемся к образу Господа нашего Иисуса Христа. И сам я, исходя из моего опыта, могу сказать, что очень трудно всю свою жизнь терпеть поношения, скорби, но если терпишь, всегда, в самые трудные моменты чувствуешь присутствие Святого Духа. Это – самая большая награда, которая вообще может существовать на земле.

Практические уроки всего этого вел старец Гавриил в Грузии. Думаю, что особая его заслуга заключается в том, что он сделал очень многое для Православной Церкви: он сохранил в те сложные и трудные времена веру.

В те времена, когда солнце называли углем, а уголь солнцем, когда прославляли зло, он служил Господу нашему Вседержителю, и не тайно.

В Грузии его называют «священная любовь XX века». Он действительно был любовью – огромной, большой, священной любовью, которая сегодня согревает абсолютно всех нас.

Есть такое воспоминание, что он вышел и начал проповедовать на проспекте Руставели: встал и перекрыл всем дорогу, с большим, огромным крестом в руках. Машины остановились. «Любите Господа нашего Вседержителя, любите…» – продолжал он громовым голосом.

Однажды его поймали, посадили на мотоцикл и повезли в милицейский участок. И он воспользовался этим шансом: встал на мотоцикле и начал проповедь: «Любите Господа нашего Иисуса Христа!» – «Что вы делаете?!» – милицейские сказали. «Да это вы мне устроили прогулку по городу», – ответил он. Остановили мотоцикл и говорят: «Уходи, пожалуйста!» Даже икона такая есть: на мотоцикле старец Гавриил с огромным крестом. Вот таким неустрашимым был он.

В нем была такая любовь к Богу и ближнему, что ему, освященному благодатью Святого Духа, не могла противостоять никакая сила. Для старца не составляло труда ничего, ничто не могло его остановить, даже если бы вся армия стояла перед ним. Он видел даже то, что за солнцем. Мир был открыт его взору.

С Константином Церцвадзе
беседовала Анастасия Рахлина

24 ноября 2015 г

Источник .http://www.pravoslavie.ru/88042.html